Обители милосердия

Не секрет, что среди нас есть немало людей, нуждающихся в социальной поддержке и защите. Это в основном дети, по тем или иным причинам оставшиеся без опеки родителей, старики и инвалиды, которым нужна помощь и уход. 

Для них в Оренбургской области существуют специальные учреждения: социально-реабилитационные центры, приюты, центры социальной помощи и социального обслуживания, дома-интернаты для престарелых и инвалидов, детские дома.

Как известно, в России в целом и в Оренбургской области в частности достаточно сложная ситуация с детьми, оставшимися без попечения родителей.

По информации сайта https://ldpr-oren.ru, с каждым годом количество детей-сирот увеличивается (так, на 1 января 2012 года в Российской Федерации было 652,1 тыс. человек, или 2,5 % детского населения, а на конец года данное количество перевалило за 660 тыс. человек). Оренбургская область в данном случае также не исключение. Здесь в 2012 году было выявлено 1342 ребенка, оставшихся без попечения родителей, а на 01.01.2013 проживало 8886 детей-сирот, что составляло 5,45 % от детского населения области.

Жизнеустройство детей данной категории осуществляется разными формами – это опека (попечительство), приемные семьи, патронатные семьи и усыновление (удочерение).

Из всех форм согласно Семейному кодексу Российской Федерации только усыновление является приоритетной формой. В тоже время на практике такая форма не находит должного распространения. К примеру, в Оренбургской области в 2012 году было усыновлено 114 детей (в том числе детей-сирот инвалидов – 0 человек), в то время как под опеку (попечительство) передано 832 ребенка.

В соответствии с действующим законодательством граждане, принявшие на воспитание в семью детей, лишённых родительского попечения, имеют право на получение единовременного пособия. В 2013 году размер данного пособия составлял 14266,12 рублей (с уральским коэффициентом). Указанная сумма довольно мала.

В связи с этим депутаты Государственной Думы от ЛДПР предложили принять законопроект, идея которого заключается в том, чтобы стимулировать усыновителей, выплачивая каждой такой семье единовременное денежное пособие из областного бюджета.

Так, предлагается установить единовременное денежное пособие в размере:

1) двухсот тысяч рублей единственному или одному из усыновителей на каждого усыновленного (удочеренного) ребенка;

2) трехсот тысяч рублей единственному или одному из усыновителей на каждого усыновленного (удочеренного) ребенка-инвалида.

Во многих субъектах Российской Федерации довольно давно действуют дополнительные меры материальной поддержки в случае усыновления детей.

Как показывает статистика в субъектах, где вышеуказанный закон уже действует, количество детей-сирот резко сократилось.

О необходимости усилить государственную поддержку детей, оставшихся без попечения родителей, говорят и представители исполнительных органов власти.

Как сообщает www.oreninform.ru, в 2012 году в Оренбургской области было 1342 ребенка, оставшихся без попечения родителей. На воспитание в семьи под опеку (попечительство) было передано 832 ребенка, 181 ребенок передан в приемные семьи, 9 детей – в патронатные семьи, 139 детей усыновлено. В замещающих семьях находилось 6955 детей, в том числе 5618 – под опекой (попечительством), 1288 – в приемных семьях, 49 – в патронатных семьях. На воспитании в учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подведомственных министерству образования, находилось 1012 детей.

Под опекой и попечительством в области воспитывается более 70% детей, оставшихся без попечения родителей. Большую часть опекунов и попечителей составляют, как правило, родственники детей.

В соответствии с действующим законодательством граждане, размер выплат на содержание детей в замещающих семьях – 5000 рублей. Денежное вознаграждение приемным родителям составляет 5500 рублей. Ежемесячно за каждого принятого на воспитание в семью ребенка до 3-х лет, ребенка-инвалида, ребенка с ограниченными возможностями здоровья, а также третьего и последующих детей осуществляется доплата в размере 550 рублей. В целях развития семейных форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей, в области в 2001 году принят закон «О патронатном воспитании». В соответствии с этим документом денежное вознаграждение патронатного воспитателя составляет 4500 рублей. Ежемесячно за каждого принятого на воспитание в семью ребенка до 3-х лет, ребенка-инвалида, ребенка с ограниченными возможностями здоровья, а также третьего и последующих детей осуществляется доплата в размере 450 рублей.

Комментируя ситуацию с устройством в семьи детей, оставшихся без попечения родителей в Оренбургской области, главный федеральный инспектор Сергей Гаврилин подчеркнул, что усилия региональных властей в данном направлении достаточно результативны. Хотя, конечно, есть что совершенствовать:

«Так, обращения граждан в приёмную Президента РФ в Оренбургской области свидетельствуют о том, что официальные опекуны и руководители соответствующих государственных структур подчас не в полной мере способствуют формированию правовой основы социальной защиты детей-сирот. В результате некоторые из них, достигнув предельного возраста, остаются без жилья. Для восстановления нарушенных прав детей-сирот на получение жилья неоднократно требовалось вмешательство прокуратуры области. Иногда проблема заключалась в несовершенстве законодательства. Ведь не случайно внесены изменения в Федеральный закон №159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», что обеспечит им более надёжную защиту от мошенников. Во взаимоотношениях детей-сирот и их приёмных родителей немало и других сложностей. Мы помним историю, ставшую благодаря федеральному телевидению достоянием всей страны, когда приёмные родители из нашего региона годами не направляли детей на медицинское обследование, недостаточно заботились об их обучении и развитии. Поэтому правильно, что в настоящее время идёт активное обсуждение ряда положений федеральных законопроектов о социальном патронате и о контроле за обеспечением прав детей-сирот, что поможет минимизировать социальные риски в этой тонкой сфере».

В заботе так же нуждаются старики и инвалиды, нуждающиеся в уходе. Для них в области работают дома, интернаты и геронтологические центры.

ДомИнтерПрист

Вот как рассказывает об одном из таких центров веб-сайт Рустория.ру:

«Долголетие» работает в Оренбурге почти 50 лет. Раньше учреждение называлось домом-интернатом. Сегодня здесь 450 постояльцев, из них 250 человек наблюдаются в отделение «Милосердие» – люди с тяжелыми заболеваниями, а остальные живут в отделении общего типа.

– Наше учреждение открытое. Постояльцы могут уйти в гости к кому-нибудь на 3 дня или в отпуск на целый месяц. За проживание и обслуживание они платят по 75% от пенсии, но не более 5300 рублей. То есть, если пенсия 5000, то выплата в месяц составит 3750 рублей. Если пенсия 15000 – то 5300 рублей, – говорит Анна Молдырева, заместитель директора по общим вопросам центра «Долголетие».

В прошлом году в Оренбургской области был принят Закон о приемных семьях для пенсионеров. И только за полгода со дня принятия закона 6 пенсионеров уже обрели новый дом и столько же заявок сейчас находятся в министерстве социального развития на рассмотрении.

Аниса и Дмитрий Филимоновы из Кувандыкского района одни из тех, кто взял под «опеку» пожилого человека. Галине Григорьевне Семенчук 67 лет.

Пенсионерка переехала в новый дом около месяца назад. Говорит, все нравится, приняли, как родную. Супруги забрали Галину Григорьевну из оренбургского геронтологического центра «Долголетие».

На вопрос, как она попала в дом престарелых, пожилая женщина ответила:

– Давайте вы мне не будете про это напоминать, так будет лучше для моего здоровья.

Потом, наедине, Аниса рассказала, в чем дело:

– Галина Григорьевна родилась на Украине в городе Луганске. Она инвалид детства. До 27 лет жила в полной семье. Потом мама с папой умерли, и ее поместили в дом-интернат для инвалидов. С тех пор она всю жизнь прожила в подобных учреждениях, из одних казенных стен в другие. По сути, тетя Галя и не знает, что такое семья.

Аниса познакомилась с пенсионеркой в прошлом году, когда закона о создании приемных семей для пожилых людей еще не было. Женщина рассказывает, что решила устроиться на работу – сиделкой и ей посоветовали съездить в центр «Долголетие».

– Мне 49 лет, мужу 50. Я уже много лет не работаю. В «Долголетии» познакомилась с Галиной Григорьевной. Сначала просто ездила к ней в гости, она мне очень понравилась, а потом предложила переехать к нам. Пенсионерка согласилась. У нее проблемы с ногами, но она передвигается и обслуживает себя сама.

Мама у Анисы умерла много лет назад, единственная дочка выросла и переехала в Уфу, там живет и работает. Они с мужем остались одни в большом доме.

– Нам было одиноко. А с бабушкой нам и жить стало веселее. Мы хотели, чтобы в доме была мама. У мужа тоже мамы нет. Кто-то может подумать, что мы на деньги повелись. Но это не так. Хотя помощь материальная будет неплохая. 4 тысячи рублей каждый месяц дает государство, и 75% от ее пенсии будем тратить на общие расходы.

В центре «Долголетие» переезд пенсионерки Галины Семенчук широко обсуждался, но на сегодняшний день только она уехала в семью. И пока других желающих среди здешних постояльцев нет.

– У них не было положительного примера, – говорит Анна Молдырева. – Галина Григорьевна со многими здесь общалась и продолжает общаться по телефону. Если все у нее будет хорошо, другие тоже будут не против, чтобы уехать. Наверняка, кто-то уже сейчас хочет, просто боится в этом открыто признаться.

В министерстве соцразвития Оренбургской области заявляют, что закон о создании приемных семей для пожилых людей, прежде всего, стоит на защите прав пенсионеров.

В абы какие семьи бабушек и дедушек отдавать не станут, рассказывает корреспонденту Рустории Роза Павлова, заместитель министра социального развития Оренбургской области.

– Пожилой человек защищен трехсторонним договором – государственное учреждение «Комплексный центр социального обслуживания», представитель приемной семьи и пенсионер заключают соглашение. Пожилой человек может в любое время расторгнуть договор в одностороннем порядке.

– Часто соцработники проверяют, как живет пенсионер в новой семье?

– По телефону с ними общаются практически ежедневно, приезжают не реже одного раза в месяц.

– При каких условиях закон разрешает забрать пожилого человека в приемную семью?

– Главные: пенсионер не должен приходиться семье ближайшим родственником, то есть родителем, бабушкой, дедушкой, братом, сестрой – в этом случае, выплат от государства никаких не будет; пенсионеру нужна своя жилплощадь, не менее 6-8 квадратных метров; члены семьи и сам «подопечный» не должны иметь психических заболеваний.

Светлана Жакановна Бейсембаева живет в центре «Долголетие» третий год. Назвать бабушкой эту пенсионерку язык не поворачивается. Ей 67 лет, женщина подвижная и общительная. Но, как и многие в доме престарелых, она оказалась здесь не от счастливой жизни:

– Я из Казахстана. Десять лет назад я осталась одна, похоронила мужа и дочь. Сестра живет в Германии, а брат в России, в Москве. Когда у меня случилось горе, брат привез меня в столицу, а жену не предупредил, она меня и выгнала. Я поехала к племяннику, к сыну сестры, в Оренбург. Те меня приняли, у них был годовалый сынок, Тимур, я с ним сидела пока они были на работе. Так я прожила почти четыре года. А когда мальчик вырос, я стала им не нужна. Жена племянника сказала, чтобы я ехала в Москву к брату. А как я туда поеду? Я ушла. Стала снимать комнату у одной женщины. Пенсия у меня очень маленькая, 4000 рублей – я ведь приезжая. Брат помогал, деньги присылал. Потом меня работники соцзащиты уговорили переехать сюда.

Пенсионерка вспоминает, когда переехала в дом престарелых, долго не могла привыкнуть. Много плакала. Но время сделало свое:

– У меня сахарный диабет, здесь я постоянно под наблюдением врачей. Персонал хороший, у меня тут и друзья есть. Соседка моя по комнате, например. Мы с ней прекрасно ладим.

У Светланы Жакановны свой распорядок дня. Каждое утро пенсионерка делает лечебную гимнастику, молится, идет завтракать. Потом читает, смотрит телевизор в холле вместе со всеми. Обедает со своим другом, он тоже диабетик. Какие-никакие, но есть дела и по хозяйству, в комнате убраться, и так далее. Ну, а там ужин, вечерние новости по телевизору и сон.

Уходить из дома престарелых в приемную семью пенсионерка не хочет. Боится, что ее снова прогонят.

– В гости езжу к племяннику. Когда приезжаю, жена его уходит из дома. Но мне главное с Тимуром повидаться, очень по нему скучаю и он по мне. В моей жизни одна лишь радость – этот ребенок.

Несмотря на возраст постояльцев, в доме престарелых часто образуются пары. Люди знакомятся, женятся, им выделяют отдельную комнату, и они живут полноценной семейной жизнью.

Николай и Наталья Подгорновы женаты почти шесть лет. Семейная пара живет в небольшой комнате.

Люди обустроили ее так, что на первый взгляд она похожа на домашнюю спальню –  двухместная кровать, стол, шкаф, телевизор, комнатные цветы. Казенное помещение выдают, наверное, лишь умывальник и холодильник непривычно маленький.

– Я живу здесь шестой год, Коля уже восемнадцать лет, – начала рассказ о себе Наталья. –  Детей у меня нет. Когда мой первый муж умер, я решила продать квартиру, обратилась к риэлторам. Они меня обманули. Денег лишилась. Судилась с ними четыре года, но ничего не вернули. Тогда мне было 56 лет, я переехала сюда. Сейчас мне 62 года. Первое время, конечно, здесь было тяжело.

– Мне 67 лет, я инвалид I группы, – рассказывает Николай. – Ноги плохо ходят, на коляске передвигаюсь. Я отсидел в тюрьме восемь лет. Когда освободился, мне было 55. Жил первое время у друзей, мне сделали там временную прописку, получал пенсию. Потом прописка закончилась, в соцзащите предложили сюда переехать, тут меня прописали.

В центре «Долголетие» Николаю жилось всегда хорошо, с первого дня. Говорит, возможно, это потому, что жизнь до этого была очень сложная.

– Двенадцать лет я здесь один прожил, а потом пришла она, – Николай смотрит на жену. –  Через месяц я ей предложение сделал. Нам сразу отдельную комнату дали. Мы живем очень дружно. У меня только с ногами проблемы, а так я здоровый парень, – шутит пенсионер.

Поговорили мы с супругами и о новом законе:

– Идея неплохая. Если люди хорошие попадутся, почему бы одиноким старикам и не пойти к ним жить, – считает Наталья Ивановна.

У ее супруга на этот счет мнение другое:

– Я здесь живу почти двадцать лет. Знаете, сколько я здесь судеб перевидал? Почти каждого родственники выгнали из дома. Бабки тут часто ревут. Мы, старики, не нужны даже родным людям, что говорить о чужих. Я не утверждаю, что все плохие, просто таких людей сейчас очень мало, которые из добрых побуждений позовут к себе жить чужого пенсионера, – резко высказался пожилой мужчина.

Но столь бурное обсуждение закона о приемных семьях среди стариков – картина не постоянная, а скорее из-за визита журналиста. В остальном, жизнь течет, как и прежде.

Администрация дома престарелых вывозит постояльцев на концерты, имеется даже свой ансамбль для бабушек и дедушек.

Активных и талантливых людей в геронтологическом центре много, говорит Анна Молдырева, заместитель директора по общим вопросам геронтологического центра.

Во дворе учреждения есть небольшой участок, желающие занимаются там садоводством, сажают цветы и даже выращивают овощи.

– Как бы хорошо ни было в наших домах-интернатах, семья всегда лучше для любого человека, – говорит Анна Молдырева. – Пенсионеры и сами об этом знают, просто они очень боятся, что их обидят. От нового закона о приемных семьях мы не ждем сразу быстрых результатов. Это не та ситуация. На это нужно время, и время, прежде всего, нашему обществу.

https://rustoria.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Решите пример:

По теме

    Войти

    Login form protected by Login LockDown.


    Войти с помощью: 

    Забыли пароль?